?

Log in

No account? Create an account
борис родионов

rodionov


Борис Родионов / историк водки, писатель


Previous Entry Поделиться Next Entry
Лекция в «Губернаторском» или дворянский вечер в московской усадьбе.
борис родионов
rodionov
Екатерина Пономарева, девушка, объединившая в себе и ум, и красоту, а по совместительству лучший сигарный сомелье России, совладелица сигарного бутика La Casa del Habano  и директор ресторана «Губернаторский», что за мэрией на Тверской 13, пригласила меня рассказать об истории русского винокурения своим лучшим клиентам. Читать лекции 30 взрослым, состоявшимся и успешным людям – занятие непростое. Но если они интересуются историей гастрономической культуры своей страны, являются убежденными эпикурейцами и тонкими ценителями кулинарных изысков и сигар, то задача эта упрощается многократно. Такого искреннего интереса к теме истории и традиции исконного русского алкоголя я не встречал нигде и никогда! Радует, что люди начинают глубоко интересоваться своим прошлым, осознают ценность потерянных традиций, тянутся к истории, хотят сделать ее частью и своей жизни.

Лекция прошла на одном дыхании, я рассказывал о том, что пили наши прадеды, как делалось хлебное вино и чем оно отличается от современной водки-ректификата, почему ушел из жизни целой страны целый пласт гастрономической культуры – русские зерновые дистилляты. Вечер провели замечательно, лекция плавно переросла в обсуждение русских напитков, кухни и традиций. Наверно, 150 лет назад как-то так и проходили вечера в Английском клубе, который располагался совсем неподалеку, тоже на Тверской.
Шеф-повар «Губернаторского» Константин Аваков приготовил традиционные блюда и закуски в стиле помещичьей усадьбы – бефстроганов в буханке бородинского, кулебяки, пирожки с мясом, настоящие пельмени и разные традиционные закуски из кулинарной книги XVIII века. Уютную атмосферу русской усадьбы очень талантливо и искренне воссоздала Мария Байновская, спев самые душевные русские романсы того времени.

Посмотреть на эту реконструкцию усадебного вечера приехало даже НТВ с камерой. Если покажут даже часть лекции и этого вечера для 40 миллионов россиян, вот будет дивно! Никас Сафронов и Александр Журбин почтили своим вниманием, Никас традиционно купался в лучах славы и софитов камер, Журбин даже не удержался и исполнил под всеобщую овацию забористую песню.

В 1844 г. Виссарион Белинский в своей книге «Петербург и Москва» писал «петербургский простой народ несколько разнится от московского: кроме полугара и чая, он любит еще кофе и сигары». 16 сентября, но уже в XXI веке я убедился, что и московский народ ценит и сигары и мой исторический солодовый дистиллят – Полугар.

Конечно, я приготовил почтенным гостям достойный сюрприз – показал им Полугар выдержанный в течение года в дубовой бочке. В знаменитой сигарной комнате «Губернаторского» как и 150 лет назад за интеллектуальной беседой пили Полугар под лучшие кубинские сигары. Удивительным образом повторяется история…




















 
ntv


  • 1
Аркадий!
Очень жаль, что у вам под руками нет моей книги, ибо в ней я, как мне представляется, подробнейшим образом рассмотрел этот вопрос. Поэтому вынужден привести длиннющую цитату из книги, хотя прекрасно понимаю, что это отнюдь не интернетовский формат.

"Приблизительно с шестидесятых годов XIX в. водкой начинают именовать практически все спиртные напитки-дистилляты, включая хлебное вино. Причем именно напитки, то есть водно-спиртовые смеси (обработанные дополнительно или необработанные) содержащие до ~50 % алкоголя, следовательно, пригодные для непосредственного употребления. Это изменение значения слова отчетливо прослеживается при сравнении книг по винокурению и производству водок, изданных до и после шестидесятых годов. Если в первых ни разу не встречается термин «водка» в значении «вино», то в книгах второй половины века – сплошь и рядом. Например, у Энгельмана (1827 г.) [98] ясно сказано: «Хлебное вино есть известный общий напиток, который, не только повсеместно употребляется в наших Северных странах, но и в других иногда составляет одну из главных необходимостей». Более того, Энгельман даже шотландский виски именует вином. Одна из глав его книги называется так: «О Шотландском винокурении в малых кубах особой формы, посредством которых, несмотря на чрезвычайные налоги, выгоняется великое количества вина с выгодою» [98]. В книге же Иноземцова (1863 г.) читаем нечто иное: «В торговле известны различные соединения алкоголя с водою: водка различной крепости, очищенный винный спирт в 65-75%, высший сорт очищенного винного спирта в 80-85%, винный алкоголь в 90-95% Траллеса» [56]. В тексте книги вообще ни разу не встречается термин «вино», хотя называется она «Продавец и приготовитель хлебного вина и разных спиртных напитков». Последнее обстоятельство свидетельствует о серьезной терминологической путанице, возникшей с расширением значения слова «водка». Путаница эта усугублялась еще и тем, что в официальных документах понятия «вино» и «водка» существовали в прежнем значении вплоть до «сухого закона» 1914 года, что было вполне логично – акцизы-то на вино и водку были разными. Однако в литературе, как специальной, так и художественной, а также в словарях слово «водка» приобрело расширенное значение.

Продолжение в следующем комментарии.

"Приведем отрывок из статьи «Водка» из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона: «Водка (технич.). Под названием водки подразумевают смесь обыкновенно винного (этилового) спирта (алкоголя) и воды, содержащую определенное количество первого, обыкновенно 40% по объему. Такая степень крепости продажной В. нормирована в России законом. Различают обыкновенную В., наиболее потребляемую, специальные В. и В. фруктовые. Обыкновенная В. (хлебное вино) должна по своему существу состоять только из смеси воды и спирта в указанной пропорции. Основной материал для ее приготовления есть винный спирт, получаемый на винокуренных заводах» [160].
Как видим, здесь в понятие водка включены практически все напитки-дистилляты. Кстати, сторонником «интегрального» значения слова «водка» был Менделеев. Именно Дмитрий Иванович отвечал в «Брокгаузе» за вино-водочную тематику. Он самостоятельно написал статью «Винокурение», где точно также расширительно трактовал термин «водка». Цитируем: «древность не знала ныне всюду распространенных видов водки (Eau de vie, Branntwein, Schnaps, Brandy, whiskey…» [161]), то есть он под термином водка перечислил практически все известные в то время напитки-дистилляты. А уж был ли Дмитрий Иванович инициатором такого толкования слова «водка», или просто зафиксировал произошедшие естественным путем изменения – вопрос, требующий отдельного исследования.
Так или иначе, но фактом является то, что в шестидесятые годы XIX в. слово «водка» получило помимо своего традиционного, узкого значения, определяющего конкретный класс ароматизированных напитков на основе хлебного вина, еще и расширительный смысл: любые напитки-дистилляты, независимо от того, из какого сырья, по какой технологии и в какой стране они произведены. В некоторых случаях использовалось еще и дополнительное определяющее слово, например, «виноградная водка». При этом надо отметить, что оба значения слова «водка» существовали параллельно, так как в официальных документах оно применялось исключительно в традиционном смысле. То есть на этикетках чистые водно-спиртовые смеси, как можно увидеть на рисунках, именовались только словом «вино».

Аркадий! Откровенно говоря, мне несколько непонятна ситуация, при которой Вы, с одной стороны, утверждаете, что читали мою книгу, а с другой - задаете в блоге вопросы, ответы на которые подробнейшим образом в ней рассмотрены. Я не могу бесконечно заниматься самоцитированием. Да и не принято это как-то...

  • 1